Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Марина Сергеева: ОКВЭД ограничил предпринимателей в реальной помощи

Предприятия, пострадавшие в период пандемии, столкнулись с невозможностью оформить субсидии от государства.

«БР» продолжает серию материалов о том, что происходит в различных сферах бизнеса в период ограничений. Сегодня поговорим о самой социальной сфере – об образовании.

Марина Сергеева возглавляет центр интеллектуального развития «Смарт», где несколько сотен маленьких бийчан изучают языки и посещают различные развивающие курсы. Как преподавателям и ученикам пришлось переходить в режим онлайн, есть ли место «закону джунглей» в бизнесе и почему субсидии от государства остались недостижимыми – читайте в нашем интервью.

Пришло время выбирать, на чем сэкономить

  • – Марина Эвальдовна, вы руководите предприятием, которому в период массового простоя все-таки можно было работать – по удаленке. Быстро удалось переключиться на новый режим?

– На это ушло около недели. Конечно, обучение онлайн для нас не новинка, наши преподаватели часто в таком режиме сами проходят различные курсы, но тут пришлось сменить роли. Мы быстро сориентировались. 27 марта президент выступил с обращением, а уже 28-го я провела собрание. Хотя, признаюсь, нужно было какое-то время, чтобы прийти в себя. Когда нам объявили о нерабочих оплачиваемых днях, у меня, как и у каждого предпринимателя, возник вопрос: а из каких денег я буду их оплачивать? Тут же посыпались вопросы в WhatsApp – от преподавателей, от учеников, от родителей. Нужно было время, чтобы собраться. Но к утру уже был план, как действовать.

  • – Вы сказали о том, что на перестройку ушла неделя. Что нужно было сделать за это время?

– В эту первую нерабочую неделю мы готовились к работе в режиме онлайн. Нужно было изучить платформы, на которых мы будем общаться с учениками, адаптировать под них планы занятий, посмотреть, сможем ли сохранить прежнее расписание. К тому же надо было понять, смогут ли наши преподаватели работать онлайн именно с технической стороны. Все получилось.

  • – Выходит, вы редкое предприятие, которое в новых условиях обошлось без локальных форс-мажоров?

– Увы, нет. Сорвались две обучающие поездки. 5 апреля группа наших учеников должна была лететь в Лондон. В середине марта я списалась с московской фирмой, которая занималась организацией поездки. Тогда еще выпускали, но делать в Англии было уже нечего – все было закрыто, выйти на прогулку можно было лишь на час. Если средства за перелет еще удалось вернуть за минусом комиссии за возврат, то плату английской школе, которая предоставляла нам резиденцию, уже нет. Пообещали сертификат, которым можно воспользоваться в течение года. Теперь главное, чтобы ситуация нормализовалась и мы могли им воспользоваться. Скорее всего, следующей весной. Другая поездка была запланирована на лето в Ирландию. Но после истории с отменой поездки в Англию я быстро начала отменять и эту. Нам и тут удалось вернуть деньги за билеты, а уже вскоре они стали невозвратными.

  • – В целом аудиторию удалось удержать?

– Не всю. Поначалу в режим онлайн перешли около 70 процентов учеников, сейчас меньше. Прекращали обучение по разным причинам.

Первая – кризис. Месяцы простоя сказались на всех, доходы мало у кого остались на прежнем уровне, и нужно было решать, на чем в это время можно сэкономить. Конечно, если выбирать между покупкой продуктов на ужин и изучением языка – выбор очевиден.

Вторая причина – техническая. Необходимые гаджеты для работы онлайн есть не у всех, либо в этом случае нужна помощь родителей, которые взяли бы на себя техническое сопровождение обучения, но они в этот момент заняты на работе, и дома помочь ребенку разобраться со всеми настройками просто некому.

Третья причина – на детей с переходом на онлайн-обучение в школе действительно возросла нагрузка, а тут еще и дополнительное образование – по удаленке. Где-то наше расписание стало пересекаться со школьным. Ну и конечно, какому родителю понравится, чтобы ребенок столько времени проводил за компьютером?

Надеюсь, когда все войдет в привычный режим, все наши ученики, кто сейчас не с нами, вернутся. Мы их ждем.

Предприниматель поймёт предпринимателя

  • – На выручке такая нештатная ситуация заметно отразилась?

– Выручка упала примерно на 40 процентов.

  • – Как восполняли упущенное с финансовой точки зрения? Еще и с учетом того, что неделю работы вы все же пропустили.

– Этот период ограничений на нас сказался, но все-таки в отличие от многих мы хоть как-то, пусть в новом, непривычном режиме, но могли работать. На зарплату сотрудникам я взяла средства из резервного фонда, которые откладывались на лето, потому что это период, когда активность учеников снижается, многие разъезжаются, а выплачивать зарплату все равно нужно. Эти же средства мы откладывали на обучение наших преподавателей.

Посчитала поступления за апрель – и взгрустнулось. Даже если помещения закрыты, мы так же платим за коммунальные услуги, интернет. Специальная электронная система для ведения клиентской базы с фиксированием посещаемости, оплаты и прочего тоже платная. Сейчас нам пришлось платить за платформу Zoom, чтобы вести занятия онлайн, потому что возможности Skype не позволяют проводить их так, как нам бы хотелось. Конечно, постоянные расходы всегда бьют по кошельку, но возможности восполнять их сейчас заметно сократились.

  • – Вы не назвали аренду.

– У нас три филиала. Один находится в собственном помещении, два – в аренде, из них один – в муниципальном помещении на АБ. И тут нам повезло: администрация и Дума Бийска приняли решение снять плату для арендаторов муниципальных площадей на три месяца. Собственник помещения в ТЦ «Изумрудный», где другой наш офис, тоже пошел навстречу, снизил стоимость аренды, оставив плату лишь на то, чтобы хватило покрыть налоги и коммунальные услуги. За это – огромная благодарность.

  • – Я часто слышу, что бийские арендодатели с пониманием относятся к сложившейся ситуации и снижают плату. Сказываются сложившиеся отношения или то, что город маленький и все друг друга знают?

– С одной стороны, это хорошо сложившиеся партнерские отношения, когда ты выступаешь как ответственный арендатор, а собственник – как ответственный арендодатель. Это как с арендой квартиры. Любой хозяин ищет таких квартиросъемщиков, которые будут добросовестно и в срок платить, не разнесут жилплощадь в пух и прах, она не будет прокурена и сюда не будет еженощно приезжать полиция. С другой стороны, есть еще и коммерческая сторона вопроса. Ну, уйдем мы - а кто придет в кризис? И в обычное-то время объявлений об аренде много, предложение превышает спрос, а сейчас и подавно. Действительно, влияет еще и то, что Бийск – небольшой город, и это накладывает отпечаток на отношения, в том числе и деловые. В крупных городах все жестче. Например, нашим московским партнерам пришлось покинуть офис, который они долгое время арендовали, потому что не смогли платить в нынешних условиях, а арендодатель на уступки не пошел.

  • – Выходит, «закон джунглей» в бизнесе имеет географическую привязку?

– Я думаю, ключевым выступает человеческий фактор. Если ты сам предприниматель, ты вложил в свое дело силы и средства, то понимаешь, как много это значит. И если есть возможность, ты стремишься поддержать других в трудную минуту, например, продолжив оставаться их клиентом. Я поступаю так. К сожалению, в кризисные периоды не каждому это удается. Кроме того, на фоне всеобщего снижения доходов в людях просыпается ожесточенность, порой агрессия. Когда кто-то говорит, что предпринимателям сейчас непросто, что мы слышим в ответ? Чуть ли не злорадство. И мало кто вспоминает, что бизнес – это прежде всего источник рабочих мест, налогов.

Не угадали с «образованием»

  • – Вы можете рассчитывать на субсидии со стороны государства на зарплату сотрудников как пострадавшая отрасль?

– Оказалось, что нет, хотя сфера образования в списке таких отраслей есть. Все дело в ОКВЭД. У нашего центра основной код идет 85.42 – «Деятельность по дополнительному профессиональному образованию». По этому направлению мы проводим лицензированные курсы повышения квалификации учителей. А на получение субсидий могут рассчитывать лишь предприятия с ОКВЭД 85.41 – «Дополнительное образование детей и взрослых». Мы тоже по нему работаем, он прописан в нашей карточке предприятия, но идет не основным, а дополнительным, и это ограничивает нас в получении помощи.

  • – А по факту у вас какой основной вид деятельности?

– Именно «Дополнительное образование детей и взрослых». И это легко проследить, если зайти на наш расчетный счет, кстати, у налоговых органов такие полномочия есть. Тогда сразу видно, на основании чего нам поступают платежи. Чаще всего это плата за обучение детей курсам иностранных языков или за подготовку к школе. То есть, по сути, вся эта система – кто сколько и за что получил – прозрачна.

Лицензии на образовательную деятельность нашему центру выданы по двум направлениям: «Дополнительное образование детей и взрослых» и «Дополнительной профессиональное образование». Но закон ведь не позволяет поставить два основных ОКВЭД. Нам пришлось выбирать, и тогда это не казалось столь принципиально, потому что в любом случае мы работаем в рамках отрасли образования.

Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД) – документ, содержащий сведения, благодаря которым органы государственной власти видят, чем занимается субъект предпринимательской деятельности.
  • – Если доказать, что работаете в основном по направлению, признанному пострадавшим, это позволит вам получить помощь?

– Я сейчас изучаю этот вопрос, веду переписку на многих форумах с руководителями предприятий нашей отрасли из других регионов – ситуация везде типична. Все столкнулись с одними и теми же проблемами.

Рассмотрением заявлений занимается налоговая служба. Но как только их система пробивает предприятие по ИНН, выходит основной вид деятельности, то есть наш ОКВЭД о дополнительном профессиональном образовании. И все – на основании этого сразу идет отказ в предоставлении субсидий, даже если другие условия соблюдены: сохранена численность штата на 1 апреля, отсутствуют задолженности по налогам, предприятие функционирует. Но стоит лишь ввести ИНН предприятия, система выдает ошибку, указывая основной ОКВЭД, и сообщает, что оно не входит в сферу пострадавших отраслей, а значит, не позволяет получить субсидии.

Я писала в администрацию президента. Ответ мне пришел из Минфина. Смысл такой: если учитывать все дополнительные ОКВЭД предприятий, претендующих на получение субсидий, это необоснованно расширит список получателей помощи. Кроме того, у налоговых органов нет механизма, который позволял бы отбирать и тех, кто претендует на субсидии, по факту работая не по основному, а по дополнительно заявленному виду деятельности.

  • – А вам когда-нибудь надзорные органы говорили о необходимости сменить ОКВЭД?

– Нет. Хотя нас регулярно проверяют, видят наши отчисления, наши счета. Хотя бы раз посоветовали: поменяйте ОКВЭД. Нет, никогда никаких претензий, вопросов не было.

Больше того, мы входим в реестр социальных предпринимателей. Это нужно подтверждать, например, когда участвуешь в каких-то конкурсах. Для этого используется все та же выписка с расчетного счета, из которой видно, что 80 процентов дохода нам приносит именно дополнительное образование детей и взрослых. В прошлом году мы стали лучшим в Алтайском крае социальным предприятием именно в области дополнительного образования детей. Это подтвержденный факт. Но как только мы попробовали заявиться на получение субсидий, оказалось, ничто из этого не учитывается.

  • – Может быть, вы общались на эту тему в предпринимательском сообществе Бийска. Многие столкнулись с такими же проблемами?

– Многие, причем из разных сфер. Кто в городе не знает «Чиппо-пиццу», которой уже около 25 лет? Это предприятие выстояло во все кризисы. Решила на днях заехать к ним, поддержать. Оказалось, у них такие же проблемы – не проходят по ОКВЭД. А эта помощь сейчас была бы совсем не лишней – все знают, с какими проблемами столкнулись кафе. Или, к примеру, «АлтайТалантБийск» – чудесная выставочная галерея в ТЦ «Модный». Тоже не подходит, хотя деятельность в области искусства и организации развлечений входит в список пострадавших отраслей. И таких примеров масса, когда люди действительно пострадали, но получить ничего не могут. Я понимаю, что эти выплаты от государства отнюдь не фикция, и они действительно идут, но пообщаться с кем-то, кому уже удалось их получить, мне пока не удалось.

  • – Вы такие жесткие условия-ограничения с чем связываете?

– Понятно, что затраты государства на эти субсидии и без того будут колоссальными.

И были бы еще больше, если бы ввели какие-то послабления при ручном режиме отбора предприятий. Сужу по себе. В нашем центре 16 сотрудников. Сумма субсидий на выплату им заработной платы за два месяца составила бы около 400 тысяч рублей. А сколько таких, как мы, только в одном Бийске? А по стране?

Знания, не подкрепленные практикой, забудутся

  • – Давайте поговорим о формате онлайн-обучения, в том числе школьного. Да, для большинства непривычно. А эффективно?

– Уверена, что онлайн-обучение никогда не заменит классическую схему работы, когда ученики и преподаватель встречаются в одной аудитории. Это вынужденная мера. При этом, заметьте, сами школьники, которые казалось бы с гаджетом на ты, не в восторге от такого формата.

Во-первых, это технически тяжело – запомнить, кому что отправить, на какой адрес, что делать, если зависает платформа из-за вала пользователей. К тому же ни для кого не секрет, что сейчас вместе с детьми приходится «учиться» родителям, чтобы вовремя отправить задания, которые дети выполняют дома.

Во-вторых, детям нужна социализация, общение со сверстниками, с учителем, потому что учитель перед тобой и учитель в компьютере – вовсе не одно и то же. Мотивация к обучению в такой атмосфере падает, и это непростая задача для педагога – поддержать ее на расстоянии.

С другой стороны, тех учеников, которые постарше, эта ситуация встряхнула, заставила пересмотреть свое отношение к образованию. Они поняли, что не всякий учитель будет, что называется, заморачиваться с лекциями онлайн, а просто скинет готовый материал на изучение. И надо собраться, заставить себя освоить его.

  • – Тут возникает вопрос: а зачем? Если, конечно, ты не идешь завтра на ЕГЭ.

– Очень хороший вопрос. У нашей российской системы образование по-прежнему сохраняется прицел на предметные навыки: то есть запомнить то, что написано в учебнике. А пора уже переориентироваться на метапредметный подход. Мало выдать ребенку материал, нужно пояснить – где и как он пригодятся. Например, математика нужна, чтобы спланировать свой бюджет: скажем, что ты можешь купить на карманные деньги. Школа в современном мире перестала быть источником информации, которую больше нигде не найдешь. Сегодня достаточно спросить Google.

  • – То есть сложившаяся ситуация заставит школьников стать более самостоятельными?

– Да. И я понимаю, насколько это необходимо. Мы сегодня так опекаем наших детей, что сами они мало что могут сделать. И это не только в сфере образования. Я, например, родилась в деревне и с детства была приучена к труду, даже знала, как доить корову. Когда мама уходила на работу, ставила мне список задач, что нужно сделать. А для нынешних детей это уже не что-то само собой разумеющееся.

Например, у меня мама, которая всегда занималась огородом, сейчас на самоизоляции. Посадками занимаюсь я, привлекая к этому детей. Начали сажать картошку, и я понимаю, что мои дети искренне удивляются: что, прямо вот так сажать, сразу картошкой? Да, говорю, видите глазки – из них вырастут другие корнеплоды. С морковкой по-другому, там все с семян начинается. А ведь это же биология. И наверное, они проходили корнеклубни в школе, но это в памяти не отложилось, потому что не подкреплено практикой.

  • – С языками так же?

– Конечно. У нас есть занятия, когда в течение всего дня мы говорим только на английском: на нем общаемся между собой, выходим на улицу, идем в магазины, то есть примеряем на наших учеников те жизненные ситуации, в которых им может пригодиться язык. Если просто заучить, что мама это mother, а папа – father, это ничего не даст. Должна быть постоянная практика. Именно поэтому мне грустно, что часть родителей не согласилась, чтобы их дети занимались хотя бы в режиме онлайн, если была такая возможность.

Многие так рассудили: мы сейчас неделю-другую подождем, и все нормализуется. А это «подождем» растянулось на два месяца. Те, кто так и не вернулся к занятиям, теперь придут лишь в сентябре, и я уже понимаю, как это время – почти полгода! – скажется на навыках. Конечно, будет откат назад. Жаль.

  • – Летом вы не планируете работать?

– Групповые занятия, которые мы ведем с осени до лета, на этой неделе заканчиваются. Что будет дальше, пока неясно. Обычно летом у нас начинаются каникулярные курсы для школьников, которым нужно подтянуть языки. Моя программа для подростков должна была заработать в июне.

Это не прибыльные программы, но они поддерживают центр летом. С одной стороны, это заработок для преподавателей, с другой – они показывают, что центр открыт, сюда можно прийти и записаться. Двери на лето мы никогда не закрывали.

  • – Сейчас есть прогноз, когда вы вернетесь к работе?

– В июне в привычный режим мы уже точно не войдем. Сейчас надеюсь хотя бы на середину июля. В то же время есть немало опасений: а как это будет? Все будет зависеть от требований Роспотребнадзора. Понятно, что от нас потребуют обеспечить новые санитарные нормы. Но одно дело – термометрия на входе, установка санитайзеров, перемены в разное время для разных групп, и другое – соблюдение дистанции в 1,5 метра, а аудитории на такое не рассчитаны. Значит, нам придется сокращать группы в два раза? Но при таком подходе мы все равно не сможем разделить всех наших учеников – их около 600 человек. Поэтому остается только успокаивать себя, что к новому учебному году, когда начнутся основные занятия, ситуация стабилизируется.

Комментарии (14)

1000

Авторизоваться:

лена

вот скажем афганбийск аренду не снижал мотивируя это тем что город муниципальную аренду не переносил по срокам и никакого послабления не давал

Константин
лена, «жульбан»бийск лукавят)
Ответить
Гость

Чего ради этот ОКВЭД должен оказывать поддержку предпринимателям, чьи услуги доступны лишь довольно узкой прослойке населения?

Гость
Гость, соглашусь, при том, что сейчас огромное количество бесплатной информации доступно для того же изучения языков.
Ответить
Самосуд
Гость, ты бы сначала разобрался, что такое ОКВЭД
Ответить
Житель
Гость, если бы государственная система образования была нацелена на знания, а не на отчёты, то и центры бы подобные не нужны были. А то по бумажкам у нас дети в школах получают весь образовательный объем, а по факту в таких центрах, да у репетиторов сидят. Но сдают экзамены, получают оценки и оценивают успеваемость, вроде как, по результатам обучения в школе.
Ответить
Богданыч
Житель, так это ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ образование, для тех, кто ХОЧЕТ глубже узнать языки. Здесь не отстающих за уши тянут к школьной программе - здесь не репетиторство.
Ответить
Гость
Богданыч, так вещь и кафе с ресторанами это не столовая для тех, кто умирает с голоду, а место где люди приходят заказать то, что им хочется. А кафешкам субсидии будут. А чиппопицца пролетела потому что честно в оквэд указала что работает на вынос. А то что в бийсках люди не могут наскрести на привозную пиццу когда денег нет, в Москве даже представить не могут
Ответить
Гость
Богданыч, с про репетиторство вы зря так. В смарт часто отдают как раз тех, у кого школы просто не могут нормально дать язык. Или ребенок не успевает. Либо учителя английский вживую лет сорок назад слышали, еще когда сами учились, и ничего общего с настоящий языком это не имеет. А язык нынче нужен. И адекватные родители это понимают и платят.
Ответить
Житель
Богданыч, ах, точно! Сразу просто не понятно, что "Курсы по подготовке к ОГЭ и ЕГЭ" - это для тех кто хочет дополнительное образование. Только зачем дополнительное образование? Ведь ЕГЭ и ОГЭ - это выпускные школьные экзамены, к которому готовит и обучает "успешно" школа.
Ответить
Гость
Гость, Вы это нашему министру образования скажите , и про другие министерства не забудьте. Тогда школы все ликвидируют как общественный институт. зачем они нужны, если много бесплатной информации в режиме онлайн для изучения. А так учителя зарплату платить надо. Нагрузка на бюджет. Тот самый случай, когда каждый суслик - агроном.
Ответить
Хочу сказать

По поводу ОКВЭД. С отчетности за 2019 год нужно указывать именно тот код ОКВЭД, по которому получен больший доход. А для этого нужно вовремя подать заявление на его смену. Просто, в отчетности , значит, указали старый ОКВЭД. Как раньше .Примечание. Это номер , классификатор основного вида экономической деятельности . Важен также для размера страховых взносов по травматизму, вредности, опасности , ЛИЦЕНЗИРОВАНИЮ.

Александр

Вы хоть как-то можете работать. У меня ОКВЭД 85.42.1. Это обучение вождению автомобиля в автошколе. Я и ещё десятки тысяч инструкторов, это ИП в единственном числе. Про нас вообще забыли. А откроют нас, я так понимаю, самыми последними. Работать на удалёнке мы не можем. Нас тоже не считают пострадавшими. И ничего не положено.

Ирина

Сейчас многие проходят профессиональную переподготовку, я советую всем зайти сюда https://rostbk.com/catalog/professionalnaya-perepodgotovka/ и почитать ) Во первых, много полезной информации, а во вторых, там можно и пройти эту переподготвку) Так что всем советую